Развитие значения слова в речевой деятельности младшего школьника.

Е.Н. ЛЕОНОВИЧ, доктор педагогических наук, профессор, Московский городской педагогический университет

 

Вопросы, связанные со значением слова, развитием этого значения, всегда находились в центре внимания лингвистической науки; они остаются актуальными в системе развития речи ребенка.

Один из известнейших лингвистов прошлого века Л. Блумфилд в своих последних работах философского характера писал, что «изучение языка будет тем плацдармом, где наука впервые укрепится в понимании человеческих поступков и в управлении ими» [1]. При этом Л. Блумфилда, прежде всего, интересовало значение слова. Из указанного явствует, какой интерес для исследователей языка могут представлять данные вопросы в историческом и социокультурном плане.

Обращаясь к истории лингвистики, в частности к теоретическому обобщению взглядов младограмматического направления в работах Г. Пауля конца XIX столетия, легко обнаружить, что причина изменений значений слов виделась многим исследователям в неустойчивости индивидуальной психики. Последнее вызывало непрерывные колебания нормы и изменения границ узуального и окказионального значения слов, где под узуальным значением слова вслед за Г. Паулем следует понимать «…всю совокупность представлений, составляющих для члена данной языковой общности содержание данного слова», а под окказиональным значением — «…те представления, которые говорящий связывает с этим словом в момент его произнесения и которые, как он полагает, свяжет в свою очередь и слушатель с данным словом» [6].

Изменения значений слов «осуществляются путем отклонений в индивидуальном употреблении узуального и путем постепенного превращения такого индивидуального употребления в узуальное». Возможность или, лучше сказать, необходимость изменений значений вытекает из того факта, что значение, приобретаемое словом в каждом отдельном акте употребления, необязательно, как считал Г. Пауль, должно совпадать со значением, присущим слову как таковому согласно узусу.

Правильным логическим выводом может явиться следующее утверждение: при генетическом подходе мы имеем дело со становлением и развитием значения слова. Влияние на развитие значения оказывает практика речевой деятельности.

Однако если идти дальше и смелее представлений младограмматистов, в таком подходе можно столкнуться с проблемой непонимания людьми друг друга в границах не только разных поколений, но и любых носителей языка.

Очевидно, что данные представления вскрывают явления, присущие природе языка, но подобная их интерпретация в известной степени искажает сущность языка как социокультурно исторического феномена. Так, в совершенно произвольной форме трактуется феномен неустойчивости индивидуальной психики, не в полной мере учитываются социальные функции языка, связанные с процессами познания, потребностями общения, проблемами понимания и др.

* * *

Напомним, что изучением разных видов изменений значений слов при историческом (или генетическом) подходе занимается семантика, которая долгое время существовала как историческая лингвистическая дисциплина, являя собой историческую семантику. С позиции семантики попытаемся объем и содержание значений слов связать с предметным планом, который они выражают.

В связи с этим будем понимать значение не только как внутреннее свойство слов и их комбинаций, но и как отношение между словом и объектом.

Несложные наблюдения показывают, что на первом этапе своего речевого развития ребенок постоянно спрашивает: «Что это?» И взрослые ему отвечают: «Это стол, это кошка, это книга…»

Предмет в своей предметной сущности, с одной стороны, является компонентом значения слова, с другой стороны, находится вне зависимости от него. Эта независимая сущность предмета в познавательной деятельности как ребенка, так и взрослого вновь и вновь участвует в образовании (развитии) значения слова. По справедливому замечанию А.Ф. Лосева, «…значение слова зависит от того смыслового света, который на него падает от обозначаемого этим словом предмета» [4].

Заметим, что в этом смысле не совсем удачным будет являться определение слова как индекса или знака чего-либо. Сущность знака выражается в двустороннем соотнесении, сущность слова — в процессе обозначения, в общении с предметом.

В жизни языка мы наблюдаем так называемое развитие значения при расширении представлений человека об окружающем его мире. Оно во многом походит на процесс развития значения в сознании ребенка, отмеченный выдающимся психологом Л.С. Выготским.

«Вновьрождение значения» можно проследить при историческом подходе к изучению языка на примере жизни этимона, который с течением времени часто может обновлять свое содержание под влиянием вновь формирующихся представлений о предмете и его свойствах.

Обратимся к конкретным примерам. Часто употребляемое в нашем языке слово старый восходит к общеславянской лексике. Это слово имеет соответствия и в других индоевропейских языках:

древнеисландское storr — большой, сильный, важный, мужественный;

литовское storas — толстый, объемистый;

древнескандинавское storr — большой, гордый;

санскритское sthiras — крепкий.

Слово старый в нашем языке образовано с помощью суффикса —р- от основы ста-(родственными словами являются стать, староста; возможно, стараться) (см.: Краткий этимологический словарь русского языка / Под ред. С.Г. Бархударова. М., 1961).

Первоначальное значение слова старый постепенно расходится с его значением в современном русском языке:

достигший старости;

давний, существующий с давнего времени;

бывший в употреблении, уже испортившийся от времени, ветхий;

уже не действующий, негодный;

старинный;

бывший прежде чего-нибудь другого, предшествующий.

Подобное явление мы наблюдаем также в истории слова странный (родственными словами являются страна, сторона), имевшего первоначально значение со стороны, чужестранный, чужой, не такой, как я и все мы, и многих других слов.

Сравнительно-сопоставительный анализ показывает, что в развитии значения слова можно выделить следующие основные направления.

  1. У слова сохраняется первоначальное значение, но следует указать на относительность такого постоянства, поскольку с изменением социокультурной среды могут меняться частота употребления слова в речи, его стилистическая окраска, особенности употребления в литературной и диалектной речи и др.
  2. Происходит изменение значения слова, связанное с новообразованиями:

— у слова развивается новое значение с потерей первоначального значения;

— у слова развиваются новые значения при появлении у него многозначности с потерей или сохранением старого значения;

— образуются омонимы при утрате связи между лексическими значениями.

И др.

Рекомендуем другие статьи:

Таким образом, факторами в становлении значения слова являются зависимость значения от мира познаваемой человеком действительности и роль языка в когнитивных процессах (язык существует, и с его помощью мы познаем мир). Объектом семантики при этом является эволюция значений в языке, которой управляют общие законы.

* * *

Значение слова характеризуется относительной устойчивостью в рамках одного культурного социума. Однако общественные, культурно-исторические условия, в которых живет человек, постоянно меняются, что отражается в языке и не может не сказаться на развитии значения. История значения слова поэтому есть часть истории духовной жизни народа, его культуры, его самосознания. Рассмотрение значения обращает нас к важным философско-методологическим проблемам.

В традиционном представлении самосознание понимается как часть сознания. Однако к сознанию можно подходить как к версии самосознания, где сознание при экстраверсии обращено к внешнему миру, при интроверсии — внутрь себя; «…когда предмету даются пространственно-временные параметры, заданные субъектом, сознание оказывается версией самосознания: самосознание есть нечто целое, а сознание — его «часть», аспект, момент» [8].

В структуре субъективной реальности самосознание оказывается шире сознания. Сознание как версия самосознания, лишаясь своего предмета, может субъективно закончить свое существование.

При самосознании субъективное значение слова, в отличие от иного, выступает как «чувственно реальное» содержание.

Вспомним, что младограмматисты связывали изменения в значении слов с их окказиональными значениями или особенностями употребления слов в индивидуальной практике носителей языка. Здравый смысл подсказывает, что любое звучание (слово) человек может соотносить со своим смыслом (значением), рискуя, однако, что его никто не поймет, поскольку отдельный опыт не переплетен с общественной практикой.

Наблюдения показывают, что учителям в практике работы нередко приходится сталкиваться с противоречием общественного и индивидуального. Например, ученик II класса объясняет, что княгиня — это жена князя, монахиня — жена монаха, царица — жена царя, кузница — жена кузнеца и т.п.

Человек «волен вкладывать в произносимые им слова совершенно особое значение» [4]. Это связано со спецификой сформированных в его сознании представлений. К этому мы можем возвращаться не раз, поднимая проблемы понимания между людьми внутри одной социокультурной среды и различий в сфере культур и языков.

Продолжая примеры, можно отметить, что отличаться своеобразием будут представления у сельского и городского жителей как реакция на слова:

время — …

движение — …

Эти представления будут иметь свою окраску в зависимости от места проживания человека, рода его занятий и др.

Указанная субъективизация представлений и формы их выражения является одним из признаков, но не сущностью природы языка.

Следует подчеркнуть, что «тайна слова заключается именно в общении с предметом и в общении с другими людьми». «Живое слово таит в себе интимное отношение к предмету и существенное знание его сокровенных глубин» [4]. В слове, таким образом, воспроизводится единство предметной сущности и восприятия этой сущности человеком в их противоречии.

Рассматривая вопрос шире, следует отметить, что в языковые формы человек укладывает свой личный опыт, однако каждый раз этот опыт соотносится с общественным опытом, синтезированным и интегрированным в языке.

Формирование ребенка при усвоении им языка всегда есть социализация, под которой понимается формирование внутреннего мира человека под воздействием норм и ценностей, характерных для определенного социального коллектива [2].

В педагогической практике работы младших школьников над значением слова данное положение должно служить одним из оснований разработки модели, где обучение строится не только на присвоении ребенком «общих знаний» о предмете (действительности), но и на субъективном выражении этих знаний в индивидуальном опыте.

* * *

Слово в своей текучести открывает нам необыкновенную свободу для мысли в речемыслительной деятельности, но оно также строго накладывает и свои ограничения в семантике, лексической сочетаемости слов, грамматических употреблениях, порядке слов, что не позволяет мысли быть аморфной. Подобными свойствами слово участвует в создании более сложных образований, несущих смысл. «Мы заключены в тюремную камеру языка… Наша потребность в общении лимитируется языком, и вместе с тем без языка мы потерялись бы в тумане. Жить в реальном мире — значит принимать ограничения, признавать факт, что коммуникация формируется своими ограничениями», — считал А. Мартине [3].

По своей природе слово может удовлетворять любые потребности речевого общения, обеспечивая процесс коммуникации.

Слово при выявлении в нем новых и первоначальных значений выступает регулятором отношений, учителем общности людей, связанных одной культурной традицией.

Слово в таком смысле может представляться как магический кристалл, «вещь в себе», энергетический сгусток, вместивший в себя определенное пространство и время. Слово, пронизанное исторической памятью, является носителем вечных человеческих истин.

Слово вбирает в себя всю глубину и широту человеческого бытия. С него и начинается само Бытие. «Ведь слово не только называет какой/либо предмет, признак, действие, явление. Как в атоме при его расщеплении освобождается невиданной силы энергия, так и слово при его изучении отдает информацию, накопленную нашими предками, пращурами, в течение многих веков, нередко даже тысячелетий». «Слова, созданные далекими предками, раскрывают нам удивительные стороны психологии народа, его умение подмечать наиболее характерное в предметах, в явлениях действительности» [5].

Даже малейшая утрата языкового богатства, выраженного в значениях слов, приводит к невосполнимым потерям в области мышления и чувств, в сфере культуры.

Формирование значения слов следует рассматривать как процесс формирования в общественном сознании и в сознании ребенка идеальных образов предметов, их качеств, свойств и т.д. и в целом языковой картины, отражающей картины реальности.

Только в свете такого подхода мы можем в дальнейшем определить основные функции языка, понять его сущность, что необходимо для построения системы языкового образования младших школьников.

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

  1. Блумфилд Л. Ряд постулатов для науки о языке // Звегинцев В.А. История языкознания 19 и 20 вв. в очерках и извлечениях. 3/е изд. Т. 2. М.: Просвещение, 1965.
  2. Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Язык и культура: Лингвострановедение в преподавании русского языка как иностранного. М.: Русский язык, 1983.
  3. Звегинцева О.В. К проблеме творческого аспекта языка // Вопросы философии. 1987. №10.
  4. Лосев А.Ф. Бытие — имя — космос. М., 1993.
  5. Матвеева Н.П. Свидетели истории народа: Наследие пращуров. М.: Просвещение, 1993.
  6. Пауль Г. Принципы истории языка. М., 1960.
  7. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка: В 4 т. М.: Прогресс, 1987.
  8. Черносвитов Е.В., Курашов А.С. Сознание в структуре самосознания // Вопросы философии. 1987. № 10.

Похожие статьи:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *