Этноконфессиональный аспект духовно-нравственного воспитания в курсе чтения. Часть №4.

Этноконфессиональный аспект духовно-нравственного воспитания в курсе чтения. Часть №3.

С.Г. МАКЕЕВА,
г Ярославль

4. Системно-уровневый характер зна­комства с Библией.

Выстраивание курса библейского чтения требует ориентации на возрастную перспек­тиву, учета обновляющегося с возрастом восприятия библейского текста. В этом от­ношении следует принять во внимание реко­мендацию К.Д. Ушинского, заключающую­ся в том, что библейские рассказы, передан­ные один раз, на втором, третьем годах обу­чения должны повторяться и дополняться, чтобы образы и события становились все определеннее и ярче. Осмысление нами этой рекомендации через идею спирально- концентрического в своем построении и христианско-центрированного в своем со­держании курса библейского чтения позво­ляет утверждать целесообразность его выст­раивания на двух уровнях.

Первый из них (I—II классы) направляет­ся на закладывание представлений об Иису­се Христе как Богочеловеке с обозначением главных вех его жизни и выстраивается пре­имущественно на парафразе, чтении литера­турных Евангельских переложений для де­тей в приурочивании к христианским празд­никам. Второй (III-IV классы), состоящий в обращении к ветхозаветным сюжетам из книг Бытия и Исхода, призван раскрывать их как приготовление к Новому Завету.

В соответствии с системно-уровневым характером построения курса библейского чтения развитие отношения учащихся к христианскому идеалу человека осуществ­ляется на двух уровнях. Вначале основу этого отношения составляет эмоционально- положительная оценка жизненного подвига Христа, его нравственного образа в качест­ва Сына Человеческого с буквальным пони­манием смысла имени Иисуса как Спасите­ля (исцеляет людей, спасает от смерти) и роли его как Учителя (учит людей правед­ной жизни, сам называет себя Учителем). Постепенно это понимание может расши­ряться. Чтение евангельского сюжета о воз­вещении ангелом рождения Иисуса («Наре­чешь Ему имя Иисус, ибо он спасет людей своих от грехов их». — Мф., 1, 21) подводит младших школьников к осознанию значе­ния учения Христа для духовного спасения, а этимологическая справка по истокам сло­ва спасать (спаси — пасти — питать — воспитать) к осмыслению спасения как ус­воения нравственных идей на основе воспи­тания и самовоспитания.

5. Обеспечение сознательности библей­ского чтения.

Соответствующие методические уста­новки прошлого носят достаточно общий характер: достижение понимания текста (не исключая сокровенного смысла притчей) осуществляется посредством перечитыва­ния его несколько раз, анализа по вопросам на правильность понимания идеи. Содержа­ние рекомендаций, предлагаемых совре­менными методистами применительно к на­чальному звену, пока не обрело достаточ­ной определенности.

Мы считаем, что в начальной школе можно ставить задачу достижения относи­тельной сознательности библейского чте­ния. Это вызывается не только особенностя­ми содержания библейского текста (инфор­мацией об отдаленных во времени социаль­но-культурных реалиях), но и спецификой библейского языка, и, в частности, повы­шенной семантичностью и метафорично­стью языковой формы. В то же время сама суть Библии как свидетельства реальности, «книги былей» не допускает субъективного интерпретирования ее содержания. Тем са­мым обеспечение сознательности библей­ского чтения не отрывается нами от адекват­ности восприятия текста, заложенной в нем фактической, концептуальной, подтекстовой информации. Это требует расширенного культурно-исторического комментария к тексту с углубленной лексико-семантиче- ской работой, стилистическим и фразеоло­гическим анализом, толкованием историз­мов, этнографизмов, экзотизмов. В качестве ключевых слов они обеспечивают восприя­тие фактической информации в единстве с концептуальным выходом в подтекст: лепта (вдовицы) — мелкая медная монета, приоб­ретающая значение «больше всех», «рожки» для свиней — сладкие на вкус стручки как символ животного, телесного насыщения (притча о блудном сыне).

Нравственная доминанта библейского чтения подразумевает постепенное освое­ние школьниками тезауруса религиозно-эти­ческой сферы на основе толкования понятий «вглубь» и «вширь» через выявление все но­вых созначений слова в контексте Библии. В частности, «покаяние» в качестве одного из центральных религиозно-этических поня­тий осмысливается через содержание прит­чи о блудном сыне как возвращение к перво­начальному состоянию, возрождение, пере­мена мыслей, а через сюжет о предательстве и смерти Иуды — как сожаление о содеян­ном, осуждение себя через переоценку.

6. Следование принципу обратной пер­спективы библейского текста.

Принцип обратной перспективы (Кура- ев А. Библия в школьной хрестоматии. — М., 1995) проявляется в том, что если ху­дожественный текст вводит читателя в свой мир, то библейский текст сам «волит войти в жизнь» читающего. Эффективен в этом отношении прием переадресовки поднимаемых в Библии вопросов к самим учащимся. Прочитав вступление к притче о неблагодарном рабе (Тогда Петр при­ступил к нему и сказал: «Господи! Сколько раз прощать брату своему, согрешившему против меня?» — Мф., 18:16-21), учитель переадресует этот вопрос учащимся. По­лучив ответы детей (от «одного раза» до «трех»), в ходе чтения и анализа притчи учитель раскрывает им смысл ответа Иисуса Христа: «до седмижды семидеся­ти раз», т.е. бессчетное количество раз.

Принцип обратной перспективы библей­ского текста требует рефлексивности его восприятия, чему способствуют завершаю­щие анализ «благочестивые размышления». Как говорил Григорий Богослов, «хорошо, если человек понимает смысл Писания, но еще лучше, если он просто кается, читая Слово». Покаяние, чтобы быть искренним, не должно носить демонстративного харак­тера, что рекомендуется порой некоторыми современными руководствами: «Загляните в себя: захотелось ли вам у кого-то попро­сить прощения за то, что огорчили, посту­пили плохо… Поднимите руку, если такое желание у вас появилось…» (Шемшури- на А.И. Азбука вечных истин. — М., 2000. — С. 56). Уместнее для этого пись­менные записи на самовыражение в личном дневнике, приобретающие характер само­откровений наедине с собой.

7. Освоение нравственных истин на ос­нове их переживания.

В педагогических пособиях, методиче­ских руководствах прошлых лет подчерки­валось, что чтение Евангелия не должно иметь даже вида урока, и в современной практике следует также отказаться от фор­мального характера уроков в пользу «жи­вых бесед» и ситуаций реального доброде- лания: сбора рождественских посылок, доб­ровольной замены нерадивых дежурных по классу, уборки дворов и мытья подъездов накануне Пасхи.

8.  Актуализированность проблематики библейского чтения.

Выдвигаемое требование не исчерпыва­ется возможным приурочиванием библей­ского чтения к церковным праздникам (Рождеству, Пасхе), а предполагает и выбор его содержания в ориентации на текущую педагогическую ситуацию. Осмысление су­ществовавшего в прошлом семейного вос­питания позволяет выдвинуть такое поло­жение: Библия привлекается для очищения детской души от «нравственного сора» тог­да, когда ребенок пребывает в духовном смятении, ищет нравственной опоры (НИ. Гарин-Михайловский. Детство Те­мы). Формой педагогического реагирова­ния на нравственную коллизию может вы­ступать ситуативное чтение: Команда маль­чиков из третьего класса стала победи­тельницей в общешкольной спартакиаде, и учитель решил им сделать благодарствен­ную запись в дневнике, о чем и объявил клас­су. Неожиданно из класса прозвучало, что из этого числа нужно исключить тех, кто не показал высокого спортивного результа­та. Так появляется повод для чтения еван­гельского сюжета о бедной вдовице (Мф., гл. 12: 41-44) с широким нравственным обобщением его идейного сюжета: «Все клали от избытка своего, а она от скудо­сти своей положила все, что имела…»

9. Придание чтению Библии семейного характера.

Взаимоотношения школы и семьи в ду­ховно-нравственном воспитании детей ви­делись в традиционной педагогике следую­щим образом: если семья должна была по­сеять нравственное чувство, то школа — «осветить в душе идею, без которой одно чувство смутно и неустойчиво» (К.П. Побе­доносцев). Индифферентность современ­ных родителей к религиозным вопросам и даже заинтересованное отношение к ним сочетаются с некомпетентностью в чтении литературы духовно-нравственного содер­жания. Поэтому домашние задания по ее чтению и анализу должны использоваться как средство косвенного религиозно-куль­турного просвещения родителей.

Самообразованию родителей способст­вуют задания на толкование в семье библей­ских текстов в опережение их анализу в классе. Узнав на уроке, посвященном притче о Сеятеле, о том, что «слово», «слушать», «послушание» одного древнего корня, уча­щиеся получают на дом задание объяснить с помощью родителей смысл призыва: «Кто имеет уши слышать, да услышит». Выпол­няя задание, многие из родителей впервые открывают для себя, что слышать — зна­чит быть послушным, принимать обращен­ное к тебе слово, исполнять его.

Похожие статьи:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *