Фольклорно-мифологические жанры на уроке. Часть №1.

«Кто идет вперед, того страх не берет»

(фольклорно-мифологические жанры на уроке)[1]

Н.Н. ИВАНОВ,
доктор филологических наук, профессор ЯГПУ имени К.Д. Ушинского

Возвращение к традиции

Когда-то рассказывание сказок было занятием совсем не праздным: ребенок, втягиваясь в услышанное, сочувствовал ему, сопереживал, учился и воспитывался. Так поддерживались и сохранялись традиции народной культуры. Сказка и ее основа — миф — выполняли нравственные, познавательные, эстетические и религиозные функции (назовем их мировоззренческими). Все это относительно хорошо изложено в специальной литературе, но слабо отражено в методической. Учитель может решать сходные названным задачи, работая с мифологическими сюжетами, мотивами, образами, символикой и языком. Полагаем, что синтез специальных сведений и методик вернет сказке, мифу их давнюю роль, раскроет богатство слова и смысла очерченных жанров. Содействовать достижению столь непростой цели призвана данная статья, в которой поговорим о сказках и былинах.

Планируя урок, обратимся к авторитетным суждениям, концепциям отечественных и зарубежных ученых. Это взгляды Д. Фрезера (10)[2], автора книги «Золотая ветвь», на символический язык и познавательные функции мифов. Это идеи английского этнографа Б. Малиновского (3) о мифе — «священном писании» в культуре любого народа; учение К.Г. Юнга (11) об отражении коллективного бессознательного (сравним его с народной душой) в мифологических архетипах и символах.

Рекомендуем другие статьи:

Русские исследователи видели в мифе воплощение национальных верований, нравственности, эстетики. Более 150 лет назад А. Кайсаров восхищался «чудным мирозданием» славянской мифологии (4, с. 29), его современник Г. Глинка связал «чистоту рассудка славянского народа» с древней верой его, назвал ее сущность «чистейшею» (4, с. 94). А. Афанасьев выводил этику славян из поэтизации ими природы: «Религия была поэзией и заключала в себе всю мудрость, всю массу сведений… человека о природе» (1, с. 43). Современные ученые подчеркнули в древней культуре «истоки народного мировоззрения» (7), стремление человека к совершенству, гармонии с природой, с Небом. В мифопоэтическом сознании славян «существенно и подлинно реально лишь то, что сакрально отмечено», что «входит в состав Космоса как его часть» (9, с. 60, 61).

Этот и аналогичный ему материал адресован учителю и на уроке используется опосредованно. То есть в III классе, например, не говорим о мифе как форме культуры, но через содержание и символику мифов, сказок, былин приближаем детей к ценностям этой культуры, хотя бы таким: люди, природа, Высшие Силы взаимосвязаны, а желание красоты, душевный подвиг, борьба со злом, хаосом и мраком, обожествление Солнца, Воды, Матери-Земли дают полноту Бытия, близят нас к торжеству Добра и Света.

Репродукции картин И. Билибина, В. Васнецова, М. Нестерова, Н. Рериха усилят образный, эстетический фон подобных уроков.


[1] Этим условным термином объединяем отдельные жанры фольклора (волшебные сказки), народного эпоса (былины), средневековой («Повесть о Петре и Февронии») и агиографической (жития) литературы, литературной сказки, в которых сильна мифологическая образность.
[2] В скобках цифра указывает на порядковый номер из «Списка литературы» в конце статьи. (Прим. ред. — Н.Ф.)

Похожие статьи:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *