Фольклорно-мифологические жанры на уроке. Часть №2.

Н.Н. ИВАНОВ,
доктор филологических наук, профессор ЯГПУ имени К.Д. Ушинского

 «Первоначальная беда»

Реализацию намеченных установок связываем с восприятием детьми художественного текста. Убеждения русского народа («Кто идет вперед, того страх не берет» и другие) в виде пословиц, кратких и ярких, эмоциональных, понятны ученикам II—III классов. Часто пословицы сгруппированы в одном разделе, например, «О человеке и его качествах» (2, с. 33)[1]. Анализируя сказки и былины, обыгрываем содержание таких разделов, причем апеллируем и к разуму, и к чувствам, и даже к нравственному опыту юных читателей.

Мудрые былины, сказки сложены так, что их герои втянуты в извечную борьбу добра и зла, исход которой во многом зависит от выбора людей. Они — часть сотворенного Богом мира — ответственны за утверждение в жизни сил света или тьмы, Неба или преисподней. Вот модель адаптации этих истин для ребенка (рассчитана на цикл уроков): 1) предваряем изучение былин, русских народных сказок, житий, легенд, сказаний сообщением (беседой) о том, что эти произведения воплотили народный опыт о человеке и его месте на земле. Положительные герои стремятся к совершенству, умножают добро, тем самым приближаясь к Создателю, осуществляя Его план о человеке. И, поступая так, они делают всю жизнь лучше, добрее. Такая личность — не пассивное орудие судьбы, но активный участник всего мирового действа. Последние тезисы варьируем на каждом новом уроке; 2) выявляем ценностные приоритеты, духовные доминанты конкретных героев; 3) анализируем роль Высших сил (природы, Бога) в судьбах персонажей; 4) показываем соотнесенность души и Большого Мира.

Характеризуя все произведение, систему образов, мотивы, сюжет, ненавязчиво объясняем «механизм» разбираемых отношений. Действие многих былин, волшебных сказок начиналось тем, что спокойный, привычный, размеренный и даже счастливый порядок жизни нарушался внешними обстоятельствами: когда маленькими и почти незаметными событиями, а когда могущественной, дружественной или чуждой, силой. Такой эпизод становится завязкой сюжета, и он непременно будет перекликаться с финалом, развязкой, потому что эти события полностью изменят жизнь героев: кого-то судьба наградит, кого-то накажет. Почему? За что? Обсуждение ответов, причин делаем итогом рассматриваемой проблемы и выносим в конец темы, урока.

Рекомендуем другие статьи:

В фольклорно-мифологической реальности зло и добро объективны и не всегда заметны, они касаются людей, если на то будут причины. В былине «Добрыня и Змей» враждебную силу олицетворяет Змей — персонификация объективного зла, как гуси-лебеди в одноименной сказке. Гуси летали и раньше, независимо от воли и желаний сестры, но унесли братца из-за ее дурных наклонностей («Заигралась, загулялась. Забыла, что отец с матерью наказывали»). Змей раньше летал на Русь, разорял села, людей в полон уводил, но судьба берегла Добрыню, матушка ограждала от посланцев враждебного мира. Почему же встретились Добрыня и Змей? Что предшествовало этому? «Первоначальная беда» — так в специальной литературе определены мотивы разбалансировки жизненного порядка (5). Как повернуть это знание на уроке?

Выбор мифологического персонажа между благостной и разрушительной силой — это выбор жизненного пути. Путь символизирует движение по жизни, и если герой вступил на дорогу прямую, правильную, он встретит добро, получит награду, если он выбрал кривую дорожку, страдания неизбежны. Судьба испытывает героев сказок, былин, житий, некоторых повестей («Повесть о Петре и Февронии»), когда одни характеристики их роста (физического, духовного) должны смениться другими, когда герои готовы воспринять внешнюю силу. О готовности Добрыни говорит то, что он вырос «до полного возраста» и «сказались в нем ухватки богатырские» (2, с. 37). Однако сила Добрыни еще слепа, неразумна и способна самоуничтожиться. Она сопоставима с разрушительной мощью другого былинного богатыря, Василия Буслаева, сознательно и кощунственно нарушавшего запреты (топтал черепа, купался голым в реке Иордан, прыгал через священный камень) и потому погибшего. Характеристика одного персонажа на фоне другого оттеняет суть образа.

Добрыня не понимает, что потаптывая в чистом поле резвым конем змеенышей, он вторгается на территорию (в область интересов) Змея. Мудрая, осмотрительная матушка Афимья Александровна предостерегает сына, и будь он благоразумен, кто знает, чем бы все завершилось. Но самоуверенный, упоенный молодостью, здоровьем Добрыня нарушил запрет, «своей матушки не послушался» (2, с. 38). Ее наказ хранил сына до тех пор, пока тот помнил о предостережении. «Плавает и совсем забыл, что матушка наказывала…» (2, с. 38). Здесь-то и настигла героя беда: «А в ту пору как раз с восточной стороны лихая беда накатилася: налетел Змеинище-Горынище» (2, с. 38).


[1] В скобках цифра указывает на порядковый номер из «Списка литературы» в конце статьи. (Прим. ред. — Н.Ф.)

Похожие статьи:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *