Фольклорно-мифологические жанры на уроке. Часть №4.

Н.Н. ИВАНОВ,
доктор филологических наук, профессор ЯГПУ имени К.Д. Ушинского

Истоки внутренней силы. Помощь свыше. Борьба со злом

Итак, герои оказались на пересечении (в поле действия) могущественных сил, не всегда понимая это, но юный читатель, обдумывая прочитанное, должен понять важность свершившегося: мир вокруг нас зависит от выбора человека, его внутреннего состояния, духовных резервов. Окружающая действительность не только подчиняется нашей воле и желаниям, но и определяется ими, нашим взглядом на жизнь. Гармония мысли и души, о которой в прагматичную эпоху мечтать не привыкли, значимее повседневных обстоятельств, ибо человек встречает Бога в мире души и духа — в малом храме, внутренней церкви. Человек задумывает дело, но успех — в руках Божиих. Помня это, древность, средние века заложили в мифологические стереотипы необходимые ценности, наделив ими персонажей сказок, былин, легенд, житий. Такова высшая точка в работе над содержанием выделенных жанров.

Подчеркнем, что герои сказок и былин всегда верят в благополучный исход любого предприятия. Что вдохновляло их, на чем основывалась вера? Как шли они к цели? Тезис, вопросы отрабатываем на каждом новом уроке, анализируя сюжет, систему образов, выразительные детали, слово. Обобщаем поиски героев, «включая» личный опыт учеников. Выделив причины беды, характеризуем культурный архетип персонажа — основные нравственные, мировоззренческие черты. Вот качества, разбираемые на уроке не часто, но не менее важные, чем находчивость, удаль, доброта:

  1. самооценка, дисциплина мысли, устремленность к Богу;
  2. способность к самопожертвованию, участие или неучастие в делах добра и зла;
  3. приобщение к внешним благостным силам через слово и поступок, созидание добра и сопротивление злу.

Почему мораль былин и сказок так высоко и требовательно оценивает эти свойства человека? Потому что за ними и успех конкретного начинания (допустим, строительство корабля в сказке «Летучий корабль»), и состоятельность всего земного пути героя. Здесь целесообразно вернуться к разделу «О человеке и его качествах», вспомнить, какие слыли лучшими, какие — дурными, проследить отражение тех и других в обсуждаемых персонажах.

Былинные богатыри не просто великолепные воины, искусные ратники, они ценят поэзию и знание, скромны, трудолюбивы, почитают дружбу, старших, верны данному слову. Добрыня обладал разносторонними интересами, в его облике подчеркнуты тяга к знанию, желание развивать духовный мир. «Бойко» книги читал, орлиным пером «того бойчее» владел, на гуслях играл (2, с. 37)[1]. Ум для Добрыни в чести не меньше силы, физические достоинства облагорожены внутренней красотой. «Силой да ухваткой ему равных нет, и сам ласковый, обходительный» (2, с. 37). Но Добрыня менее всего склонен к самолюбованию, гордыне, он лишен нарциссизма и органично вливается в радость Большого Мира. Обратим внимание на ауру добра вокруг этого персонажа. Само имя героя — средоточие добра. Его отец — «муж честней Никита Романович», мать — «честная вдова». Сын «рос-подрастал» «на радость отцу с матерью». Жил он в «славном городе» Рязани. Уместна параллель: князь Петр («Повесть о Петре и Февронии») встретит свою возлюбленную в Рязанской земле, в деревне Ласково (6, с. 35). Даже конь у Добрыни — «добр» конь, «верный» конь. Доброта и благость — залог грядущих победных подвигов Добрыни. Но пока он молод и счастлив, а молодость должна совершить ошибки и столкнуться со злом, научиться распознавать его, получить негативный опыт. Такова логика развития героя.

Рекомендуем другие статьи:

Ранее установили, что Добрыня попал в беду, потому что пренебрег материнским наказом, забыл матушкины слова. Теперь обобщим его негативный опыт. Беда Добрыни — следствие разрыва с традицией. Горынище появляется после того, как Добрыня оступился. Змей будто подстерегал юношу, когда тот совершит неверный шаг. Этот мотив настойчиво варьируется в былине, дети его заметят, найдя нужные места в тексте: «Молоденький Добрыня Никитич своей матушки не послушался» (2, с. 38); «Плавает и совсем забыл, что матушка наказывала» (2, с. 38). Герой, невольно взяв ложное направление, идет навстречу злой силе, все более и более возрастающей. Здесь путь, идея пути символизируют выбор в жизни, движение в соответствии с таким выбором.

Сила Змея — в коварстве, хитрости, вероломстве, Добрыня же — «молоденький», «доверчивый» (2, с. 39), потому, выйдя из- под спасительного матушкиного наказа, одолел Змея в бою, но проиграл ему в другой, более изощренной брани — нравственно-логической. «Льстивых речей послушался» (2, с. 39), отпустил Змея, что обернулось бедой еще большей и для него, и для Русской земли. Однако Добрыня способен учиться на ошибках.

Второй встрече со Змеем предшествовало правильное начало. Прежде чем ехать на битву, отправился сын в Рязань, «у матушки просил благословения ехать на горы Соро- чинские» (2, с. 42). Любое предприятие мифологического героя начиналось незамысловатыми (для современного заземленного человека наивными, даже смешными) словами, действиями, тем не менее соизмеримыми с результатом реальных дел. Пусть школьники задумаются над тем, чем отличалась первая встреча Добрыни со Змеем от второй? Пусть, говоря о былине после ее прочтения, укажут мотивы Добрыниных порывов, разберут цели поединка со Змеем, пусть найдут исходную точку успеха Добрыни, связав ее с самооценкой героя и материнским благословением. Пусть бой Добрыни и Змея истолкуют как поединок добра и зла.

За полуформальными, но обязательными словами и жестами вырисовывается личность былинных персонажей, в поведении которых немало общего, типичного. В Киеве Добрыня «низко кланялся на все четыре стороны, а князю с княгиней во особицу» (2, с. 42); и еще раз он «поклон вел по-писаному: на все четыре стороны, а князю с княгиней во особицу» (2, с. 43). Илья Муромец приехал в Киев, «крест клал по-писаному», как и Добрыня, «поклонился на четыре стороны по-ученому, а самому князю великому во особицу» (2, с. 49). Знает ли ребенок, что символизирует столь красивый ритуал? Класть крест «по-писаному» — креститься, как требуют законы церкви, веры, церковные книги (писания) — справа налево. Поклон «на все четыре стороны» — древнее священнодействие, оно роднит человека со всем Белым Светом, Миром, Матерью-Землей, Небом, одаривает их благодатью. Князь и княгиня не только наделенные властью конкретные люди, но более земные проводники (символы) Высшего порядка, почитаемые как вторые лица после Бога. Сравнение князя и солнца закреплено в языке былин: «Солнышко Владимир- князь» (2, с. 42), «славный князь Владимир — Красно Солнышко» (2, с. 49).


[1] В скобках цифра указывает на порядковый номер из «Списка литературы» в конце статьи. (Прим. ред. — Н.Ф.)

Похожие статьи:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *