Фольклорно-мифологические жанры на уроке. Часть №6.

Добрыня, Илья окрашены светом веры, истины, любви; Илья получил заряд христианской силы от калик перехожих. Близок этим героям и князь Петр из «Повести о Петре и Февронии». Значение данных образов можно дополнить параллелями из мифологии, христианской литературы, Библии. Со Змеем сражались славянский громовержец Перун, библейский Илья Пророк, святой Георгий. Работа над этими и другими образами приближает нас к истинному, аллегорическому смыслу былин, пусть и недоступному пока юным читателям во всех аспектах. Зададим детям вопросы: Чем отличаются силы Добрыни, Ильи и их противников — Змея, Соловья? Какое значение имели для простых людей подвиги Добрыни, Ильи? В ответе на последний желательно услышать, что богатыри освобождали прямые дороги к добру, свету, солнцу и земным центрам, средоточию этих начал.

Обсуждаем сказанное, читая другие былины, в частности, из «Родной речи»: «Ильины три поездочки», «Илья Муромец выходит на свободу». Илья выбирал прямую дорогу, не боясь, что она самая опасная. Он сражался за веру — за «русский православный закон», «русский закон» (6, с. 19)[1]. В тексте отмечаем, как силы света сопутствуют богатырям. Вот они выехали на заставу «На закате красна солнышка, На восходе ясна месяца» (6, с. 12), а вот Илье противостоит «ночная туча западная» (6, с. 12) и разбойнички, «псы ночные подорожнички» (6, с. 13) — рыцари-крестоносцы. Отстаивая веру, право на счастье, Илья изменил надпись на камне (судьбу), а его слова «И судьбина для меня — за коня!» (6, с. 22) стали апофеозом торжествующей веры в себя, небесных покровителей и помощь Бога в правом деле.

В былине «Илья Муромец выходит на свободу» войско Батыево ассоциируется с ночью. Сидя в «подкопище», Илья демонстрирует силу духа и оптимизм. Комментируя фрагмент на с. 23, в котором Илья, не унывая, иронизирует над своим положением, трудностями, доказываем: любовь к Руси и вера подняли его над горем, страданиями, вдохновили на подвиги. Такое чудо недоступно разуму ханских вельмож. Сила Руси — в богатырях. Пока они есть, Батый трепещет от страха: «Русь повержена, обесславлена / … / Только этот Илья — он угроза моя» (6, с. 24).

Обсуждение образов богатырей выигрышно связать с темой святых, святости. Ранее сказали, что Илья Муромец был причислен за подвиги к лику святых; в отрывке былины «Садко» фигурирует святой Николай. О Николае Чудотворце надо говорить много и подробно: как он был покровителем мореплавателей, путников, торговых людей, т.е. купцов, потому особо почитался в Новгороде; как святые будто невзначай вмешиваются в жизнь простых смертных, чудесно меняя ее. Это и есть невероятное присутствие высших сил в нашей жизни. Затем проследить в тексте встречи Николая с Садко, роль святого в делах и судьбе новгородского гостя; вспомнить, подчеркнув аналогию сюжетов былин, роль калик перехожих в судьбе Ильи Муромца. Наконец, актуализировать тему будто бы невзначай произнесенной репликой о том, что святой Николай покровительствует всем, кто носит его имя.

Проследим на уроке поучительный сюжет былины: святой откликнулся на людскую беду, а человек, выполнив указания святого, вернул мир в состояние изначального покоя, радости, счастья, гармонизировал людей и природную стихию. Микола Можайский, «старик седатыий», вняв молитвам народа об усмирении синего моря, научил Садко, как выйти из подчинения морскому царю (у Садко «Воля не своя во синем море» (6, с. 30), как выбрать «девицу- красавицу». Николай направляет Садко, потому что знает все наперед, и то, что морской царь подвергнет человека одному из самых трудных испытаний — выбору невесты. Пляска морского царя, приведшая к гибели кораблей, разорению и смерти людей, буйству водной стихии, прекращена действием высшей благостной силы через человека. Благодарный Садко «Состроил церкву соборную Миколе Можайскому» (6, с. 34), осенив свое земное счастье небесным смыслом.

В сказке «Летучий корабль» каждый из трех братьев знаменует определенный путь в жизни. Младший Иван был «тихий, смирный да работящий» (2, с. 52), зато старшие — ленивые и жестокосердные. В нравственном отношении младший лучше других и противопоставлен им, но и тем не заказано быть хорошими. Судьба испытывает и проверяет братьев, посылая им старика, который выполняет в сказках те же функции, что и святые в былинах, калики перехожие. «Вдруг, будто из-под земли, вырос перед ними старый-престарый старик, чуть только на ногах держится» (2, с. 53). Он — посланец судьбы, представитель высшего нравственного мира, в соотнесенности с которым определяется успех любого предприятия. Но старик еще и носитель чудесных даров, способный наградить или наказать. Человек испытывается в малом, не хитром деле (что проще — помочь старику, накормить его, утолить жажду калик перехожих брагой пенной, дать хлеба встречному страннику…), оно же через соотнесенность с высшими ценностями приведет к успеху или крушению всей жизни.

Бесчувственные, невосприимчивые к внешним благостным веяниям, прагматичные старшие братья верны себе во всем: прогоняют старика, отказываются от строительства корабля, не веря в то, что он полетит («Напрасно только маялись. Слыханное ли дело, чтобы корабли летали!» (2, с. 54), а в результате испытывают катастрофу во всем, ибо причина неудачи заложена в них самих. Поступки старших братьев — исход зла. Иное качество воплощает младший брат. И старику помог, и в невозможное поверил, а в результате — умножаются его силы, сторонниками Ивана стали и Слыхало, и Скороход, и Стреляло, и Мороз Морозович. Все содействуют Ивану, потому что он чист и благороден, о чем символически говорят серебряные мачты и шелковые паруса построенного им летучего корабля. Вера младшего брата — внутренняя сила, ведущая его к Небу, к реальности чудесного изменения жизни. Путь Ивана — исход добра.

Как раскрывается нравственный принцип? В конкретном деле, которое имеет сторону бытовую и мировоззренческую. Образы сказки «Летучий корабль», как и других — «Иван-царевич и серый волк», «Сивка-бурка», «Никита Кожемяка», «Сказка о серебряном блюдечке и наливном яблочке» — прекрасный материал для обучения таким ценностям: не желай другим того, че­го не хочешь себе, не утверждайся в мире, подавляя других, не думай и не говори о том, чего не хочешь, не участвуй в делах зла, но работай на поприще добра.


[1] В скобках цифра указывает на порядковый номер из «Списка литературы» в конце статьи. (Прим. ред. — Н.Ф.)

ЛИТЕРАТУРА

  1. Афанасьев А.Н. Живая вода и вещее слово. — М., 1988.
  2. Книга для чтения. Учеб. для III класса трехлетней начальной школы. В 2 ч. Ч. 1. / Сост. В.Г. Горецкий и др. — М., 1992.
  3. Малиновский Б. Миф в первобытной психологии. — Лейпциг, 1926.
  4. Мифы древних славян. Велесова книга. — Саратов, 1993.
  5. Пропп В.Я. Собр. трудов. Т. 1, 2. — М., 1988.
  6. Родная речь. Учебн. по чтению для учащихся начальной школы. В 3 кн. Кн. 3. Ч. 1 / Сост. М.В. Голованова и др. — М., 1994.
  7. Рыбаков Б.А. Язычество древних славян. — М., 1997.
  8. Славянская мифология. Энциклопедический словарь. — М., 1995.
  9. Топоров В.Н. Предыстория литературы у славян. — М., 1998.
  10. Фрезер Д. Золотая ветвь. — М., 1980.
  11. Юнг К.Г. Архетип и символ. — М., 1991.

Похожие статьи:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *