На ошибках учимся (Часть №2)

На ошибках учимся (Часть №1)

С.В. БРЕДИХИНА,
старший преподаватель,
Благовещенский государственный педагогический университет

Зная, в чем особенно часто ошибаются дети, можно более эффективно построить работу по предупреждению типичных оши­бок. Благодаря проведенным исследовани­ям детской речи мы знаем, что имя сущест­вительное и его грамматические категории при овладении ими вызывают к жизни зна­чительное количество всевозможных оши­бок. Большая их часть связана с понятиями рода, числа и склонения имен существи­тельных. Например, усвоив, что надо гово­рить домов, берегов, столов, шкафов, ребе­нок переносит освоенное правило на другие слова: «карандашов», «местов», «делов». Почему же здесь оказывается -ов? Ошибоч­но? Да потому, что в первом слове основа оканчивается на шипящий, который и дик­тует замену -ов на -ей, а в двух других сло­вах должно быть нулевое окончание, по­скольку они среднего рода.

К двум годам почти каждый ребенок, конструируя высказывание, практически не ошибается в выборе одной из падежных форм в соответствии с требуемой семанти­ческой (смысловой) функцией. Но, как счи­тает С.Н. Цейтлин, он часто прибегает к способу, отсутствующему в русском языке, и как следствие — появление формообразо­вательной инновации.

Большая часть детских речевых ошибок заключается в том, что дети образуют фор­мы существительного, опираясь на общее, ими усвоенное правило, а в нормативном языке форма образована более сложным способом с использованием чередований, перемещения ударения и т.д. Обращает на себя внимание то, что тенденции в русском языке находят тем или иным образом отра­жение в речи детей.

Рекомендуем другие статьи:

В частности, практически целое столе­тие по данным исторической грамматики в форме множественного числа именительно­го падежа наблюдается конкуренция флек­сий -и/-ы и -а/-я, при этом -а/-я движется наступательно: учителя, профессора, а еще недавно учители, профессоры. В речи детей происходит обратное явление, и предпочте­ние дети отдают флексиям -и/-ы: поезды, парусы, полотенцы (по аналогии с машины, картины, витрины и т.п.).

Одна из самых сложных форм для ре­бенка — это форма родительного падежа множественного числа, в чем мы неодно­кратно убеждались, а выбор между флекси­ями -ов / -ев, -ей и нулевой диктуется опре­деленными правилами.

1) Выбор между нулевой и ненулевой флексией регулируется так: если форма именительного падежа единственного чис­ла, т.е. начальная форма имени существи­тельного, имеет нулевую флексию, то фор­ма родительного падежа множественного числа — ненулевую, и наоборот.

2)              Выбор между флексиями -ов, -ев, -ей регулируется факторами фонетическими и зависит от последнего согласного звука ос­новы: после твердых согласных звуков и j употребляется -ов /-ев; после мягких и ши­пящих               ей (там же, с. 114).

Сам факт возможности различных окон­чаний в одной и той же форме является пред­посылкой появления ошибок в речи детей. Так, вытеснение нулевого окончания оконча­нием -ов: «брёвнов», «глазов»; замена нуле­вого окончания окончанием -ей: «Лужей много на улице». Распространены и ошибки, связанные с вытеснением окончания -ей окончаниями -ов /-ев: «днёв», «сухарёв».

На ошибках учимся (Часть №3)

Похожие статьи:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *