Ребенок в зеркале искусства. Часть №1.

Н.Г. ТАГИЛЬЦЕВА,
доцент УрГПУ, учитель музыки школы № 59 г. Екатеринбурга

Каждый учитель, работающий в начальной школе, знает, что первоклассники любят брать с собой на уроки различные вещи. Это не только любимые игрушки, но и сломанные карандаши, красивые бусинки, фантики, цветные стеклышки и т.п. Для учителя весь этот набор ценных для детей вещей представляется ненужным. Для ребенка же обладание такими вещами представляет особую радость, поэтому-то они и относят их к разряду личных ценностей. Между прочим, на эту потребность детей к обладанию каким-либо предметом давно обратили внимание великие художники. Почти на всех детских портретах ребенок изображался с любимой игрушкой или предметом в руках. То же самое можно сказать и о семейных фотографиях. На них практически всегда можно увидеть в руках детей какой-либо предмет — игрушку, коробочку, ленту и т.п. В этой связи можно вспомнить знаменитого Тома Сойера и его друзей, которые считали, что обладание такими вещами, как белый алебастровый шарик, стеклянная пробка от графина, катушка от ниток, кусок мела, осколок цветной бутылки и т.п., делает человека очень счастливым.

На уроке музыки (так же, как и на других занятиях) личные ценности первоклассников часто доставляют учителю много хлопот. Дети увлекаются их разглядыванием и оставляют без внимания и музыку, звучащую в классе, и процесс ее исполнения и обсуждения. Самый простой и непедагогичный способ решения этой проблемы — изъять этот предмет у его хозяина. Но если для взрослого потеря любимого предмета неприятна, то дети, лишаясь такой личной ценности даже на время урока, сильно переживают ее утрату.

Решение данной проблемы пришло совершенно неожиданно — использовать эти детские ценности для создания творческой атмосферы в классе. Причем огромную помощь в данном процессе оказало искусство — живопись, такой из интереснейших ее жанров, как натюрморт и музыка.

Рекомендуем другие статьи:

Натюрморт, сформировавшийся как самостоятельный жанр к XVII веку, еще в XV веке выступал своеобразным отражением «жизни вещей» в творчестве нидерландского живописца Яна ван Эйка. Каждый предмет натюрморта был неразрывно связан с жизнью человека. Воспринимающий натюрморт зритель, таким образом, мог определить настроение, характер и мироощущение его создателя.

В музыкальной живописи настроение той или иной музыкальной пьесы воплощалось в своеобразных живописных композициях, в которые включались те или иные вещи — цветы, шары, пирамиды. Такие картины встречаются в творчестве М. Чюрлениса, Б. Бема и др. Композиции вещей на этих картинах характеризовали уже не только настроение или мироощущение человека, но и настроение, и определенные характеристики музыкальных произведений.

На одном из уроков музыки первоклассникам был предложен набор «личных ценностей» — сломанный карандаш, синий стеклянный шарик и колесо  от игрушечного автомобиля. Эти вещи, положенные на картон, пришлось попросить перед уроком у одного из учеников класса. Композиция была весьма положительно воспринята первоклассниками. По вещам, входящим в нее, дети определили, что они принадлежат мальчику (тут колесо от машины), что он любит писать или рисовать (карандаш, хоть и сломанный, но всегда при нем) и что синий цвет шарика создает у него хорошее настроение (красивый синий шарик его радует).

На следующих уроках мы рассматривали другие композиции «личных ценностей»: у девочек это бусинки, заколки с цветами, фантик из фольги; у мальчиков — гвоздики, несколько цветных проволочек, цветной мелок и т.п. По этим композициям мы определяли характер и интересы их владельцев. Вещи в одной и той же композиции менялись местами. В зависимости от их расположения одна из них воспринималась лучше, а другие, заслоненные ею, хуже. Все это приводило детей к выделению в характере владельцев вещей то одной, то другой черты.

Ребенок в зеркале искусства. Часть №2.

Похожие статьи:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *